Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Интервью

Завтра эти люди могут спасти твоего близкого человека или тебя

Завтра эти люди могут спасти твоего близкого человека или тебя
Председатель Курганского регионального отделения Общероссийской общественной организации "Российский союз спасателей" Петр Пантелеев за свою жизнь освоил множество профессий, связанных со спасением жизни. Он рассказал РИА "SM News" почему необходимо уметь оказывать первую помощь, чем занимаются добровольцы-спасатели и как связаны спасатели с военной службой.

Вы — педагог, спасатель, летчик, парашютист-инструктор, дайвмастер. Кем вы считаете себя в первую очередь?

— Изначально у меня был срочная служба в армии. Я был членом спасательной парашютно-десантной группы. Это те же спасатели, которые десантировались с воздуха. Через какое-то время я уже был инструктором парашютно-десантной подготовки. Тогда ввели новую должность «Начальник парашютно-десантной подготовки и поисково-спасательной службы». Получилось, что в Сибирском округе подходила только моя кандидатура. Так я стал начальником. Я готовил спасательные парашютно-десантные группы, экипажей летательных аппаратов, которые вели поиск, наземные поисково-спасательные команды. Как-то получилось, что будучи курсантом я четыре года был старшиной роты. И потом моя жизнь была связана с педагогикой. Пришёл на гражданку, увидел развал. Понял, что для меня лучший способ служить Родине — растить патриотов для своей страны. И у меня была задача подготовить их так, чтобы они не погибли в локальных войнах. Я обучал радиотелеграфистов, давал парашютно-десантную и водолазную, морскую, спасательную, горную подготовку и, самое главное, автономное выживание. Главное для меня было — передать те знания, которые я накопил на протяжении долгих лет.

Вы работали с кадетами. В российском обществе довольно распространён страх перед службой в армии. Приходилось ли вам избавлять от этого страха своих подопечных?

— В 1999 году я пришёл в Лицей №8. Тогда в это образовательное учреждение набрали первых спасателей в России. Модно было отмазываться от армии. Чтобы избавить лицеистов от страха армии, я просто одевал их, обувал и привозил в воинскую часть, где готовят профессиональных спасателей. Когда они поработали вместе с военнослужащими, мало того, что все пошли в армию, многие поступили в военные училища. Я готовил их к реалиям. Считаю, что не нужно людям рассказывать «сказки», иначе, когда они попадут в ту обстановку, могут погибнуть.

Как вы считаете, обязательно ли военному быть спасателем и обязательно ли спасателю быть военным?

— Спасателю быть военным не обязательно, но желательно. Потому что сегодня мирное время, а завтра может всё измениться. Военный однозначно должен быть спасателем. Он должен знать, как вынести с поля боя пострадавшего друга, как оказать ему первую помощь. Спасателем человек может быть по призванию. Возможно, по каким-то причинам он не смог пойти в вооружённые силы, но для спасательных дел необязательно быть здоровым. Даже инвалид может помочь, например, тем, что будет подсказывать правильные действия для спасения.

Сколько времени понадобится, чтобы человек научился оказывать первую помощь?

— Самая маленькая программа занимает восемь часов. Там практическую и теоретическую часть составляют обоснование и мотивация — то, что тебе это надо и то, что тебе за это ничего не грозит. Люди говорят: «А вдруг нас посадят?» Это крайняя мера необходимости, за неё уголовная ответственность не грозит. В худшем случае пострадавший и так бы умер, но ты пытался помочь. А дальше идёт практика. Если человек несколько раз попробовал оказать эту помощь, то в экстренной ситуации руки сами сделают.

В Российском союзе спасателей помимо первой помощи, чему вы обучаете ваших воспитанников?

— Первоначально пониманию, что такое спасатель, какие у него должны быть человеческие качества. Мы учим ориентированию в природных пространствах и автономному выживанию. В таких условиях может оказаться любой человек. Дальше идёт спецподготовка. Работа на воде по программе матрос-спасатель, водолазная подготовка, работа с маломерными судами. Спасатель должен уметь работать хоть на вёслах, хоть на «моторе». Следующий этап — использование альпинистского снаряжения. Это не значит, что им обязательно придётся лазить по горам, такой навык пригодится для преодоления рельефной местности. Наши ребята уже 17 лет ездят в Анапу по программе матрос-спасатель, но если там в горах кто-то повиснет на скале, а такие находятся, то в таких случаях наши используются как горные спасатели. Там они и пожары тушили, и спасали людей в шторм. В прошлом году там был смерч, и наша девочка оказывала первую помощь.

Как они проходят аттестацию?

— После подготовки, на основании свидетельства о прохождении первоначальной подготовки спасателя и прохождения медицинского осмотра, они получают справку, что пригодны для работы спасателем и отправляются на аттестационную комиссию области. После успешной аттестации они получают удостоверение спасателя. Так они могут участвовать во всех спасательных мероприятиях, даже не работая в аварийно-спасательных формированиях. Также это делается и в странах Европы.

Вы не только учите быть спасателями студентов, но и проводите мастер-классы для сотрудников МЧС. Чему вы их обучаете?

— Главное направление — «Первая помощь». Если открыть интернет, то там много разного написано по этой теме. Сейчас мы пришли к единой методике. Я прошёл межрегиональные курсы по подготовке преподавателей и мастеров производственного обучения по первой помощи. Я учу сотрудников МЧС быть инструкторами, чтобы они уже учили оказывать первую помощь. Вынести из воды, спасти — можно, а дальше? В ДТП 40% человек погибает по причине неоказания первой помощи. Водители во время ДТП просто ждут спасателей, а в это время их близкие люди могут погибнуть, хотя водители проходили эту подготовку в автошколе. С точки зрения закона, это оставление в опасности. Если виновник ДТП проходил первую помощь и не оказал её, то это отягчающее обстоятельство. В МЧС я обучал матросов-спасателей, судоводителей, поисково-спасательную службу, аварийно-спасательные и пожарно-спасательные формирования. Спасатель — тот человек, у которого как можно больше профессий. Он не знает, куда его завтра забросит, так что одной надписи на спине мало.

В 1999 году вы начали готовить спасателей в Курганской области. Какой масштаб это движение набрало в нашем регионе сейчас?

— В том году это была одна группа — 32 человека (29 парней и 3 девочки). В 2000 году набрали ещё одну группу, потом начали набирать по две, три, четыре. К 2011 году добровольно-спасательный отряд насчитывал примерно 700 человек. В 2000 году мы, раньше, чем в остальной России, возродили Добровольный студенческий корпус спасателей, потом это утихло и семь-восемь лет назад мы начали активно над этим работать. Через четыре года появился результат. Сейчас с площадкой студенческого корпуса спасателей участвуем в различных мероприятиях. Это стало возможно благодаря Андрею Поталицину. Он тот лидер, который смог развить нашу деятельность. Сейчас я знаю, что у студенческого корпуса спасателей всё отработано. Мало того, что члены организации сами знают меры безопасности, они уже обучили им других. Это костяк, из которого должна разрастаться молодая поросль всех аварийно-спасательных формирований. И им нужно помогать развиваться. Люди должны понимать, завтра эти люди могут спасти твоего близкого человека или тебя. Проблема в том, что люди живут одним днём, а та же первая помощь — жизнь на перспективу. Например, ребёнок подавится, и родители начинают трясти его за ноги, ломать позвоночник, рвать лёгкие. А люди думают, что первая помощь им не пригодится.

Люди, которых вы обучали, связали свою жизнь со службой в МЧС?

— Многие связали свою жизнь с МЧС и вооружёнными силами. Двое из них уже стали генералами. Поэтому, я считаю, что уже прожил жизнь не зря, но хотелось бы ещё больше передать опыта. Но это возможно, когда помогают, а не тянут одеяло друг на друга. А одеяло у нас одно — им мы укрываем свою Родину и близких. Если бы все это понимали, то наше общество изменилось бы к лучшему. Нужно воспитать взаимоуважение, человеколюбие и желание помогать и сострадать, исключить зависть, ненависть, злобу, тогда мы станем лучше.

Яндекс.Метрика